Проза

Ангел и Харлей.

— Эй хватит молиться об этом, хватит «жевать» сюжеты не своей жизни в своей голове. Все сложилось так как сложилось и по другому уже не будет. Соберись и живи дальше. Тебе не суждено быть с ней!
— Ух ты ж, ё… Ты кто такой?
— Я твой ангел хранитель.
— Ты меня от взаимной любви, хранишь что-ли? Чего ты вдруг появился? Когда я умру? Как тебя зовут? Есть ли жизнь на Марсе? У меня к тебе миллион вопросов… но продолжим начатую тему. Что никаких шансов?
— Расскажи мне о ней.

Вещмешок

Идея этого рассказа пришла мне в голову около десяти лет назад, тогда же я его начал писать. Раз в пару лет я добавлял к нему абзац другой… сегодня закончил. Похоже публицистика мне даётся проще чем проза.

Человек для субботы или суббота для человека?

«Ух ты?! Интересный камешек.» – Андрей остановился, разглядывая булыжник неожиданно яркой расцветки, – «пожалуй, тут и сделаю привал». Путешественник приподнял рюкзак и немного наклонился вперед, чтобы разгрузить бедра и расстегнуть пояс «Ермака». В эту же секунду последовал сильнейший удар в спину, от которого турист полетел как фанера над известным городом. Мир вокруг закувыркался, и в глазах вспыхнули звезды, на ноги упало, что-то мягкое. Вложив в движения все силы, которые придает человеку испуг, Андрей рванулся, вперед. Скинув на ходу рюкзак и отбежав на несколько метров – резко повернулся. Рядом с найденным камнем лежала искалеченная птица. Больше ничего живого в радиусе пятисот метров не наблюдалось. Он посмотрел вверх… пара перистых облаков и яркое, теплое по-утреннему нежное солнышко… сплошная идиллия. Только вот сердце упорно ломится в грудную клетку, словно хочет сказать «Эй парень выпусти меня! Свободу органам кровообращения!».

Вирт

Целый день Андрей Петрович Кироев ходил по серым осенне-промозглым улицам и сейчас, предвкушая уютное тепло родной обители, с нетерпеливым проворством открыл входную дверь, привычно щелкнул выключателем и увидел то, что повергло его в глубокий шок.

читать дальше»

Двое……

Еще один текст, родом из детства:

— И что ты ей сказал? Вопрос — то был весьма невинный, но Его — привел в некоторое замешательство. И скажем прямо, на то были причины. Во первых перед ним стояла — «Само Очарование», во вторых Саша не особенно то и помнил, что рассказывал своей сестре о своей же любви. Помнил только эмоции не столь давно минувших дней, которые собственно и не замедлили нахлынуть.

Он много думал о том почему счастье улыбнулось ему и «лихо подмигнув» пошло своей дорогой. Об этом — и стал рассказывать… (или мямлить — автор точно не знает…) вернее считал, что высказывает вышеописанный мыслительный процесс, на самом же деле парень принялся в очередной раз извиняться за «содеянное».

— Я думала ты расскажешь что — то другое. Само Очарование взяла сумки и легкой, грациозной походкой направилась к своей квартире. А как могло быть иначе, ведь женщине, особенно если она Само Очарование, нужен МУЖЧИНА, а не парень. В общем ситуация была кризисной — Cчастье с тремя сумками и красивой розой уходило домой, не к Нему домой.

— Погоди! Он подошел к Ней, забрал ношу, уверенно и нежно взял ее за руку, и отвел обратно на лестничную площадку. Теперь она чувствовала напор, она чувствовала рядом с собой мужчину… Мужчина повернулся к ней и оказавшись совсем рядом, слегка наклонился и почти касаясь губами ее великолепного маленького ушка, вдохнул запах очарования и заговорил полушепотом. — Я сказал ей, что люблю тебя. Сказал что ты самая прекрасная, нежная, женственная, и самая красивая. Сказал, что ты самая лучшая женщина и человек очень хороший. Сказал, что хочу быть твоим мужчиной и дарить тебе любовь всю жизнь, или больше… — Еще я сказал ей, что танцую только с тобой!
А дальше… дальше к ним пришло счастье.

Epilogue: Горе легче делить на двоих, а счастье приходит только туда где не меньше двух.

СУТЬ АКТЕРА

“Опять эта толстуха целый день сидит в кресле. Всю жизнь жопой в кресле и на моей шее… а говорят два стула, два стула…”

— Ой… ай, ай, ай… Сонечка что-то мне не хорошо, принеси пожалуйста мое лекарство… опять перенервничал… Соня! Сонечка ты слышишь?! ой… да когда ж эта боль закончиться…

Он на коленях подполз к ней и увидел стеклянные глаза, слюни изо рта… и сразу понял – “Соня умерла!” – но у него было только раздражение – “Она и мертвая умудрилась обделить меня вниманием!”…

Прыжок

Художественный жанр у меня пока идет плохо, но из принципа я сохранил мой первый рассказ он конечно написан давненько, совсем плох и все же он первый:

читать дальше»