Лев

Будучи журналистом я успел пообщаться с разными людьми и поиметь от этого общения своё субъективное впечатление.

Алсу мне показалась человеком, который умеет трудится и работает много.

Когда говорил с Джигарханяном — я минут сорок пытался раскрыть его, как человека.
Не люблю вопросы про творческие планы они и так известны.
Когда все варианты личностных вопросов закончились и попытка не увенчалась успехом, я стал спрашивать о театре, и тут Армен Борисович раскрылся. Театр это и есть его личное, его душа там.
После интервью попросил его позвонить моей девушке и пригласить к себе на спектакль (я тогда страдал не разделённой любовью и надеялся её поразить; сейчас, кстати, даже не помню какая это была из девушек). Джигарханян не только отказался, но и счёл это некорректным поступком (считаю справедливо).
Сильный мужчина, интересный человек.

Никита Михалков обиделся на меня, когда я у него спросил есть ли у него принципы. Стал возмущаться, говорить, что они есть у каждого приличного человека, а если и нет, то кто же в этом признается, но так ни одного и не назвал. Кстати он наверное единственный, из этого круга, кто не вызвал у меня уважения. Да талантлив, да может как режиссёр, но сноб и задавака.

Кстати об уважении, когда я шёл на концерт Моисеева, я думал: «ну что может показать этот «голубок» добившийся известности за счёт эпатажа». Концерт понравился и этим меня удивил. Во время общения он произвёл впечатление, человека далёкого от интеллигенции, но умеющего «впахивать» не хуже Алсу.
Я считаю таких на сцену выпускать нельзя, дабы не разлагали нацию пропагандой, но моё уважение он заслужил.

Ещё видел: Мамаева, умный, разносторонний, интересный; Белявского — добрый, мягкий; Агутина — не помню, давно было; Волочкову — Прима и есть (в это определение никакого негатива не вкладываю), Назаретян — рок-н-рольщики и по жизни:).

Но самое сильное впечатление на меня произвели Алёна Свиридова и Лев Константинович.

Дуров, очень приятный в общении, душевный и мягкий человек.
Собственно о том как проходило наше с ним общение, я и собираюсь поведать:

Лев Константинович, когда вы поняли, что всю жизнь проведете на сцене?
Вы знаете, 90 процентов актеров скажут вам, что они стали артистами случайно, и это не будет ни кокетством, ни обманом. В детстве все хотят быть пожарными или шоферами, а потом жизнь складывается как-то иначе. Вот так и у меня: был парнем с голубятни… а однажды меня затащили в дом пионеров в театральную студию, а там был замечательный педагог Сергей Владимирович Серпинский, и мне очень понравилось. Оттуда, кстати, вышли и Ролан Быков, и Коля Добронравов… Вот в этой самой студии мне и стало ясно, куда я буду поступать. В школе-то я плохо учился, а после студии меня сразу принимали и во МХАТ, и в Вахтанговское, я предпочел МХАТ.

Вы сказали, что Серпинский был замечательным педагогом. Что означает хороший педагог?
— Это не диктатор. Мы тогда приходили с улицы, это было послевоенное время достаточно тяжелое, а Сергей Владимирович нас ненавязчиво воспитывал, только не командами и окриками, а прививая любовь к литературе и искусству. Возил по музеям, по усадьбам, блестяще играл на фортепиано, блестяще знал математику, — словом, был совершенно удивительным человеком.
Я тоже знаю, что такое педагогика: 4 года преподавал во МХАТе и выпустил очень хороших учеников. Двое во МХАТе, трое у меня в театре, одна работает у Любимова. Больше я курсы набирать не стал, потому что времени нет. Я честно преподавал и был со своими студентами почти каждый день, а это трудновато при моей занятости.

Вы, наверное, нестрогий преподаватель?
Да не сказал бы…Я уволил свою любимую ученицу, которую брал в театр, за то что она симулировала болезнь, а на самом деле была на съемках и подвела, не меня подвела -театр. Я ей сказал: «Если бы ты не была моей любимой ученицей, я бы тебя отправил разбираться к директору, а так… у секретаря лежит бумажка, будь добра, подпиши и катись отсюда».

Ваша фильмография насчитывает более 180 ролей в кино. А что дороже — кино или театр?
-Было бы бестактно говорить, что важнее и дороже. Хотя, конечно, театр. Я даже такие эксперименты проводил на встречах со зрителями, спрашивая — кого больше зрители из актеров любят. Знаете, все называют в основном актеров театра. А из известных киноактеров обычно упоминают Мордюкову и Тихонова. Кино ведь берет артистов, в основном, воспитанных театром. Я часто повторяю: театр — это лаборатория, а кино — производство. Хотя бывают потрясающие картины, но исключительно благодаря режиссуре, таким мастерам, как Тарковский, Феллини, Герман. Вот они и делают открытия.

У вас есть мечта или цель?
— Да нет… мне кажется, ставить цель не очень умно, потому что начинаешь только этим и заниматься, это уже что-то маниакальное… Я никогда не ставил целей и не старался их добиваться. Жизнь разнообразна. Зачем же упираться во что-то одно? Многие, например, стремятся стать богатыми, как пропагандирует американская национальная идея. Я никогда об этом не мечтал. Как говорил Василий Макарович Шукшин, «не жили богато, нечего и начинать». Кто-то мечтает себе построить дворец за городом, я к этому не стремлюсь. Просто занимаюсь своим делом — и все, а целей никогда не ставил.

Насколько я знаю, Вы были заняты на съемках в тот день, когда Михаил Горбачев хотел вам вручить звание народного артиста СССР. Была ли дилемма: ехать на вручение или нет или решение было однозначным?
— Конечно, решение было однозначным. Вообще это было очень смешно. Мне позвонили по телефону, сказали, что какой-то совет вызывает меня, чтобы Михаил Сергеевич мне вручил звание. Я говорю: «Сейчас я посмотрю в свою записную книжку… Вы знаете, у меня съемка». На том конце провода очень удивились, на что я ответил: «Вы понимаете, звание вручают мне одному, а на съемку приезжает очень много людей, что ж я их всех подведу?».
Мне позвонили еще раз через месяц, я снова посмотрел в записную книжку, и снова у меня была съемка.
Следующий звонок состоялся через полтора года и кто-то стал орать: «Если ты не придешь на вручение…»
Я спросил, кто говорит. — «Это твой министр культуры Коля Губенко».
Во время вручения он так ехидно сказал: «А сегодня полтора года спустя мы вручаем…» и протянул мне папку. Когда я ее взял, он дунул. Я оказался весь в пыли, которую он специально не стирал полтора года. Вот так я и стал народным артистом СССР.

Есть роль, которую вы считаете неудавшейся?
-Я не особенно анализирую те роли, которые уже сыграл. Провалов у меня не было. Были роли, которые мы называем «позор семьи»: это дежурные роли, когда можно было бы и не сниматься. Профессия у меня, в общем-то, зависимая, да и потом жизнь… деньги нужны, — так что приходится иногда сниматься и в дежурных ролях.

Какими качествами, на ваш взгляд, обладает идеальный мужчина?
— Он не должен быть равнодушным, не должен быть трусом и должен уметь все: и пахать, и стрелять, и готовить, и мыть полы, и стирать.

Идеальная женщина, какая она?
— Вы знаете, нет таких. Даже Венера Милосская только умозрительно идеальна. У каждого свой идеал. Вы, наверное, обращали внимание, часто бывает — идет красивый мужчина и (ну, некрасивых женщин не бывает) не очень красивая женщина или, наоборот, роскошная женщина, а рядом с ней мужчина вроде меня…

Лев Константинович, чего вы боитесь?
— Болезней, больше, пожалуй, ничего не боюсь. За себя-то не страшно, больше за внуков и за детей.

Говорят, внуков любят больше, чем детей. К вам это относится?
— Конечно. Взрослые дети более самостоятельны, а младших детей всегда любишь капельку больше, заботишься, беспокоишься. Здесь самое главное -не пропустить тот момент, когда ребенок уже вырос, и не быть назойливым, не навязывать ему своего мнения. У нас в семье именно так принято. Отец мой так меня воспитывал. Меня регулярно выгоняли из школы. Вызывали папу. «Знаете, мы вашего сына исключаем», -говорил директор. «Он это заслужил?» -спрашивал папа. «Да! Он дрался, он хулиган». — «Хорошо, тогда выгоняйте». -«Вы не понимаете, мы его выгоняем совсем». — «Ну, раз вы говорите, что он это заслужил, — выгоняйте». На что директор говорил: «Лева, выйди вон!» — и начинал раскручивать все в обратную сторону. Папа не издевался над директором, просто он считал, что так надо. Однажды зимой была уличная драка, и всех участников забрали в милицию, кроме меня, потому что я был еще маленьким. Я собрал все их коньки и принес домой. Папа, видя груду коньков у нас дома, спросил, что это значит. Я рассказал правду: «Па, мы дрались, всех ребят забрали в милицию, а меня отпустили, потому что маленький». Так он меня отправил в милицию, так как считал, что за проступки все должны отвечать, в том числе и его сын! Я пришел в отделение, милиционеры долго ржали, когда я попросился в камеру. Но в итоге разрешили. Открывают камеру, наши все орут: «Седой!!!» И я сидел со взрослыми блатными, всю ночь в карты играл. Папа был принципиальным, но в мою жизнь никогда не вмешивался. Я так же стараюсь. Вот моя внучка уезжает в Абакан, где устраивается на работу в кукольный театр, сейчас вышла замуж за хакаса и говорит, что ей все там нравится. Казалось бы, Дуров — фамилия в столице известная, а внучка едет работать на край света. Но я не кричал: «Что ты, Катя?! Москва — это центр культуры, мы тебя устроим тут!» Она девочка умная и взрослая, сама решит, что ей надо

Насколько я знаю, в вашей семье были именитые артисты цирковой арены. У вас никогда не возникало желание продолжить цирковую династию?
— Нет. Поступив в театральное училище, я понимал, что буду драматическим актером. Хотя Юра Никулин, с которым мы очень дружили, говорил, что из меня мог бы получиться хороший коверный.

Вы однажды бросили курить раз и навсегда, что было причиной?
— Это была веселая история. Я играл штабс-капитана Снегирева в спектакле «Брат Алеша». Роль была довольно тяжелой, пожалуй, это моя лучшая театральная роль. На каждом спектакле я срывал голос, а когда мы выступали в Питере, я попал к родственнику Райкина — врачу отоларингологу. Он сказал: «Я тебя починю к следующему спектаклю, но скажи мне, ты куришь?»- «Да». — «Я хорошо знаю гортань, я их всю жизнь изучал, не хочу тебя пугать, но у тебя такое строение, что, если будешь курить, то через год приобретешь себе рак горла».
Я, конечно, испугался, вышел, смял пачку и бросил курить. Потом я, правда, узнал, что он это говорил всем.

Расскажите любимую актерскую байку.
— Я лучше расскажу вам анекдот, который к любой профессии подходит:
«Николай, у тебя корова столько молока дает, удои просто огромные. Как ты этого добился?» — «Да все теплом и лаской. Утром подхожу к буренке и ласково так спрашиваю: «Что сегодня будем давать, молоко или говядину?»

В конце разговора я его поблагодарил и сказал, что он мой кумир с самого далёкого детства. И первый фильм, который меня впечатлил в этой жизни был снят с его участием в главной роли, а именно «Не бойся я с тобой» (это первый советский боевик 70-ых годов). Судя по выражению лица Лев Константинович, явно не оценил мою благодарность именно за эту роль, но… если бы все были такими умными как моя Сара потом… потом я таки понял, что да… на 6-ти летнего меня фильм произвёл впечатление, но Дурова выбор этой роли для выражения благодарности за актёрскую деятельность вполне мог удивить :).

Я уже говорил, что пытался использовать Джигарханяна для решения своих амурных дел. В этом случае я тоже не применул воспользоваться оказией и дабы иметь больше шансов на последующем свидании — позвал девушку с фотографии на интервью.
На фото Лев Константинович показывает пришедшей со мной девушке изображение каски военных времён из своей коллекции. Как зовут девушку и куда делась часть интервью касающаяся вышеупомянутой коллекции я к сожалению не помню.

Поделиться ВКонтакте